Николай Крымов - на главную
   

  Николай Петрович Крымов

1884 - 1958






» Биография Крымова     
» Хроника жизни     
» Лучшие картины    
» Пейзажная живопись    
» Расцвет творчества     
» Голубая Роза     
» Секреты живописи    
» Учитель и ученики    
» Статьи Крымова     
» Высказывания     
» Воспоминания о Крымове    
» Новые воспоминания    
  

Шедевры мастера:


После грозы, 1915


Вечернее солнце, 1921


Летний пейзаж с избами


Утро, 1918

Николай Петрович Крымов. Воспоминания друзей и учеников о художнике

Воспоминания о Николае Крымове:
Н.Моргунова. Учитель и ученики - Ф.С.Богородский. Встречи с Крымовым - 2 - Л.И.Бродская. О моем знакомстве с Н.П.Крымовым - С.П.Викторов. Мои воспоминания о Крымове - 2 - 3 - А.О.Гиневский. Беседы с Крымовым - 2 - 3 - Ф.П.Глебов. Учитель - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - Д.Н.Домогацкий. Воспоминания ученика - 2 - 3 - 4 - К.Г.Дорохов. Памятные встречи - 2 - В.П.Журавлев. О педагогической деятельности Крымова - Н.А.Кастальская. Крымов - 2 - Е.Н.Крымова. Моя жизнь с Н.П.Крымовым - Ю.П.Кугач. Прекрасная пора учебы - 2 - Кукрыниксы. Художник Н.П.Крымов - 2 - 3 - 4 - В.В.Левик. Учусь у Крымова - 2 - 3 - П.Н.Малышев. Крымов-педагог - 2 - 3 - 4 - 5 - Н.Г. Машковцев. Живопись Крымова - А.Л.Лидова. Отец и сын Крымовы - 2 - 3 - Ф.Н.Михальский. В художественном театре - 2 - В.Н.Попова. Крымов-декоратор - Ф.П.Решетников. Дорогие воспоминания - 2 - 3 - 4 - 5 - Н.К.Соломин. Учитель и друг - 2 - Г.О.Рублев. Из записной тетради - А.С.Айзенман. О том, что помнится - 2 - 3 - С.В.Разумовская. Н.П.Крымов - 2 - 3 - 4.

Кукрыниксы. Художник Н.П.Крымов, продолжение

Человек скромный, требовательный к себе, прямой и честный в отношениях с людьми, высказываниях об искусстве, Крымов и от других требовал этого же. Он был непримирим к любому проявлению фальши, двуличия. Терпеть не мог лести и угодничества.
Зато Николай Петрович умел быть добрым и внимательным к тем, кто искренне любил искусство, был трудолюбив и чьи взгляды на задачи искусства были ему близки.
Многие художники посещали Крымова, приносили ему свои работы. Это были люди разных возрастов. Очень любил он помогать молодым. Начинающим художникам дарил краски, холсты, учил технике живописи. Не раз вспоминал чей-нибудь понравившийся ему пейзаж.
Крымов всегда неловко себя чувствовал, видя, как талантливый молодой художник старается подражать его манере письма.
- Зачем это ему? Ведь он может лучше меня сделать по-своему. Я ему говорил... Ругать его боюсь - молодой, талантливый - спугнешь... Думаю, скоро сам поймет.
Один способный молодой художник принес Крымову на просмотр чемодан своих только что привезенных этюдов. Николай Петрович их внимательно смотрел, делая замечания, многие хвалил.
В середине показа, ставя на мольберт этюд, художник нерешительно сказал:
- А вот этот я хотел попробовать написать чистыми красками.
Этюд был грубо покрашен красками прямо из тюбика. Зелень - изумрудной, крыша дома - киноварью, небо - «чистым» кобальтом, словом, все было сделано без попытки найти верный цвет.
Николай Петрович мельком взглядывает на «произведение». Голубые глаза его увеличены, даже несколько растерянны. Нижняя губа еще больше вытянута вперед, все лицо выражает недоумение.
Молодой художник понимает, что его дело плохо, торопится убрать этюд, что-то виновато бормоча, но Крымов не дает.
- Постойте, постойте, это какими такими «чистыми» красками? Как так «попробовать?»... - разволновавшись, спрашивает он покрасневшего художника.
- Никогда не пробуйте так. Вы умеете хорошо и правдиво писать. Вас знают таким художником, а Вы? Это так же, как если бы Вас пригласили в гости к хорошим друзьям, приличным людям, которым и Вы известны, как вполне приличный человек, а Вы неожиданно стали бы там неприлично себя вести, сказав удивленным хозяевам: «Это я хотел попробовать!» Уберите эту штуку и никогда не «пробуйте» так!

Сам Николай Петрович писал свои пейзажи подолгу, несколько сеансов. Часто даже небольшого размера работы его были многосеансные. В них художник настойчиво добивался нужного цвета, верного тона. Работая над картиной, он использовал накопленный материал, обобщая его. Делал массу набросков карандашом на случайных небольших кусочках бумаги. Это были первые мысли какой-нибудь композиции и уже законченные эскизы, расчерченные на квадраты для перенесения на большой холст. Этюды небольшие, величиной со спичечную коробку, и большие, но во всех свое особое решение и всегда правдивое, острое, содержательное. В результате такой большой, упорной работы появлялись крымовские вечера, его солнечные деревни, мокрые крыши, мартовские снега с глубокими следами на них и весенними лужами. Очень любил Крымов человека, часто показывал его в своих пейзажах.
Крымов никогда не бывал за границей и не стремился туда, считая, что для работы только над пейзажем своей страны мало одной жизни.
Он часто говорил: «Мои любимые художники - Репин, Левитан и Серов». Искусство великих художников прошлого он знал хорошо и очень ценил.
Зато в какое уныние впадал Николай Петрович от абстрактной живописи современных западных художников и вообще от всякой «модной» фальши и трюкачества.
Не щадил он и серого натуралистического подхода к живописи, считая и то и другое занятием безжизненным, не причастным к искусству. Нередко он зло и очень остроумно высмеивал это, делая какое-либо убийственное сравнение. Крымов часто приводил пример натуралистического отношения к изображаемому:
«Когда художник не доверяет глазу, а пишет только по знанию, такой художник никогда не передаст правды и не создаст настоящего произведения искусства. Если он пишет, например мех, находящийся в слабоосвещенном углу комнаты, и, зная, что мех состоит из множества волосков, выписывает эти волоски. На самом же деле, в темноте не видя их, он, не доверяя глазу, искажает натуру. В живописи надо верить глазу. Иначе раз от разу художник постепенно совсем разучится видеть то, что он пишет».
К абстракционизму Николай Петрович относился как к устаревшему и бесцельному занятию, свидетелем которого он был более сорока лет назад в русском искусстве у таких художников, как Малевич, Кандинский и другие. Никогда не занимавшийся сам абстрактным «искусством», он писал в своей автобиографии следующее:
«Окончил училище живописи в 1911 году.
Вначале я писал очень скромно и правдиво. Потом под влиянием господствовавших в то время течений в живописи я увлекся разными исканиями. В 1915 году я опять стал на реалистический путь и в дальнейшем своем развитии много писал с натуры и стремился изображать природу красиво.
В настоящее время я твердо держусь реалистических установок, с которых меня ничто не может сбить».

Николай Петрович Крымов был интереснейшим собеседником и отличным рассказчиком. Помня многие встречи с различными людьми, он рассказывал, а вернее, даже показывал то какого-нибудь известного художника или артиста, то соседа по избе или забавного партнера по бильярду.
В этих рассказах он представал перед слушающим не только наблюдательным человеком, хорошо понимавшим и любившим юмор, но и талантливым артистом, дополнившим свой рассказ мимикой, интонацией, жестом.
Вот отдельные небольшие воспоминания Николая Петровича, записанные с его слов:
«Художник Сапунов позвал меня однажды к себе показать свои работы. Разложил их на полу. Почти ходил по ним. Пейзаж, сумерки с женскими фигурами, одна в красном, другие в голубом, синем. Я ему говорю: „В сумерки красное всегда темнее, а голубое и синее светлее". Переделал, благодарил.

Воспоминания о Николае Крымове, продолжение...


  Художник Николай Крымов (1884-1958). Картины, биография, статьи  
www.krimov.ru, по всем вопросам обращаться - niko {a} krimov.ru

Рейтинг@Mail.ru