Николай Крымов - на главную
   

  Николай Петрович Крымов

1884 - 1958






» Биография Крымова     
» Хроника жизни     
» Лучшие картины    
» Пейзажная живопись    
» Расцвет творчества     
» Голубая Роза     
» Секреты живописи    
» Учитель и ученики    
» Статьи Крымова     
» Высказывания     
» Воспоминания о Крымове    
» Новые воспоминания    
  

Шедевры мастера:


После грозы, 1915


Вечернее солнце, 1921


Летний пейзаж с избами


Утро, 1918

Николай Петрович Крымов. Воспоминания друзей и учеников о художнике

Воспоминания о Николае Крымове:
Н.Моргунова. Учитель и ученики - Ф.С.Богородский. Встречи с Крымовым - 2 - Л.И.Бродская. О моем знакомстве с Н.П.Крымовым - С.П.Викторов. Мои воспоминания о Крымове - 2 - 3 - А.О.Гиневский. Беседы с Крымовым - 2 - 3 - Ф.П.Глебов. Учитель - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - Д.Н.Домогацкий. Воспоминания ученика - 2 - 3 - 4 - К.Г.Дорохов. Памятные встречи - 2 - В.П.Журавлев. О педагогической деятельности Крымова - Н.А.Кастальская. Крымов - 2 - Е.Н.Крымова. Моя жизнь с Н.П.Крымовым - Ю.П.Кугач. Прекрасная пора учебы - 2 - Кукрыниксы. Художник Н.П.Крымов - 2 - 3 - 4 - В.В.Левик. Учусь у Крымова - 2 - 3 - П.Н.Малышев. Крымов-педагог - 2 - 3 - 4 - 5 - Н.Г. Машковцев. Живопись Крымова - А.Л.Лидова. Отец и сын Крымовы - 2 - 3 - Ф.Н.Михальский. В художественном театре - 2 - В.Н.Попова. Крымов-декоратор - Ф.П.Решетников. Дорогие воспоминания - 2 - 3 - 4 - 5 - Н.К.Соломин. Учитель и друг - 2 - Г.О.Рублев. Из записной тетради - А.С.Айзенман. О том, что помнится - 2 - 3 - С.В.Разумовская. Н.П.Крымов - 2 - 3 - 4.

В.В.Левик. Учусь у Крымова, продолжение

К художникам, взгляды которых на искусство Николай Петрович считал ложными, он относился с нескрываемым и часто обидным пренебрежением. Но зато с какой добротой пригревал он, какую широкую поддержку оказывал всем, в ком видел хотя бы проблеск дарования! Сколько раз он «устраивал заказы» своим нуждающимся ученикам или ссужал их деньгами, не требуя возврата.
В характере Николая Петровича, как это часто встречается у людей большого таланта, было много чудаческого, трудного для его близких, а непримиримость в вопросах принципиальных делала его для многих неприятным. «Я - последний самодур, со мною надо знакомить актеров, играющих Островского», - говорил он сам о себе. Но много ли можно найти «самодуров», сделавших людям столько хорошего, умевших быть такими заботливыми и внимательными!
И был у Николая Петровича еще один талант. Он был великолепным рассказчиком и собеседником. К сожалению, речь его, несмотря на всю ее красочность, очень трудно, пожалуй, даже невозможно воспроизвести. Иногда он ограничивался только одним, но метко и вовремя сказанным словом. Иногда подергиванье бровью, усмешка или одно движение руки заменяли целую речь. Слово его было точным и скупым, как его удар кистью. Я говорил уже, что, работая или рассматривая чужие работы, он не любил предаваться рассуждениям общего эстетического характера. Но если на прогулке или дома в часы отдыха он касался этих тем, собеседника снова поражала логичность и стройность его художественного мышления.
Таким запомнился мне Николай Петрович Крымов.

П.Н.Малышев. Крымов-педагог

Очень трудно сейчас вспоминать то, что происходило так давно, но свежи воспоминания о Николае Петровиче Крымове, свежи воспоминания о годах учебы у него и о тех днях, когда по окончании техникума мы продолжали посещать его. Все это останется незабвенным на всю мою жизнь.
Постараюсь быть точным, приводя все факты так, как они были, сохраняя все выражения Николая Петровича, сказанные им во время частных бесед и на занятиях в мастерской училища. 1934 год был необычайным для группы учащихся Изотехникума памяти 1905 года. В этом году пришел в училище Николай Петрович Крымов.
До этого момента я не был знаком с ним. Посещая выставки, я видел среди картин, пейзажей, портретов и натюрмортов небольшие картины-пейзажи Крымова в простых рамах, иногда просто в окантовках. Они привлекали меня своей очаровательной простотой, душевностью и удивительной гармоничностью.
Николай Петрович обладал очень значительной, пожалуй, больше артистической внешностью. В манере держаться просто проскальзывал оттенок элегантности. Его фигура внушала уважение, которое вскоре вылилось с нашей стороны в теплое и сердечное отношение к нему.
Сочетая в себе качества большого художника и первоклассного живописца, Николай Петрович был, кроме того, еще обаятельным и остроумным человеком, очень чутким и требовательным педагогом. Все это я узнал уже после.
Первое мое знакомство с Николаем Петровичем произошло в стенах Изотехникума памяти 1905 года, так как я попал в его группу. Слов нет, что перед приходом Крымова в училище, как среди учащихся, так и среди педагогов, левонастроенных, возникли всякого рода разговоры и предположения: кто говорил, что вот, мол, придет гроза, что он всех вас разнесет, что он заставит вас начинать все сначала, а мы уже, слава богу, были студентами 4 курса, как говорится, сами с усами, на больших холстах писали обнаженную модель. Словом, проходили программу. А тут надвигалось что-то новое.
«Корифеи» формализма в училище из кожи лезли вон, стараясь создать ложное впечатление о Крымове. Каждый из них внес в это свою лепту. Сказано всего было много.
Итак, в связи с приходом Николая Петровича мнения были весьма разноречивы. Страху на нас нагнали изрядно. Естественно, и реагировали мы на все это по-разному: кто притих, кто был настроен воинственно, а кто занял выжидательную позицию, посмотрим, мол, что будет дальше. Большинству было ясно одно, что придет незаурядная личность и поставит все на свои места. Так оно и получилось.
Помню, в аудиторию вошел высокий, чуть сутуловатый человек, с седой головой и крупными чертами лица. Из-под густых бровей смотрели добрые и умные глаза. Он не был суров и не был нарочито строг, он был прост и спокоен. На нем было осеннее черное пальто, под пальто коричневый пиджак свободного покроя и чесучовая с большим широким воротом косоворотка. Одет он был просто и хорошо - это сразу бросалось в глаза. Сразу же бросилось в глаза и другое, что при всем этом простом и добром виде нам, ученикам, держать себя нужно было сдержанно и с уважением. Тут нужно заниматься делом. Тут не пошалишь. Верхоглядство и валяние дурака, как подчас было раньше, тут не пройдет.
Если раньше мы затевали с педагогами споры, обоснованные и необоснованные, то с приходом Николая Петровича необходимость в этом отпала, потому что он сам предупреждал все могущие возникнуть вопросы и неясности. Да никому и в голову не приходило делать это, так как Николай Петрович говорил ясно и вразумительно.
Когда он пришел, увидел наши работы и сказал, что никто из нас писать не умеет, мы приняли это, как факт, против которого немыслимо спорить, потому что это было сказано просто и убедительно, без всякого намерения нас обидеть. Наоборот, в его голосе звучали нотки участия и желания скорейшего оказания нам помощи, в которой, как мы убедились, все очень и очень нуждались.
«Вам всем нужно ставить глаз, - сказал Николай Петрович. - Без правильно поставленного глаза у вас ничего не выйдет, писать вы не умеете», - твердо и решительно заявил он. Мы так и разинули рты.
- А как же наши обнаженные модели?
«Все на свалку», - спокойно сказал Николай Петрович. Кто-то громко хихикнул! Аудитория замерла... Николай Петрович посмотрел в ту сторону... И так улыбнулся, что всем стало хорошо и легко. Мастерская приняла сразу какой-то торжественно-деловой вид.

Воспоминания о Николае Крымове, продолжение...

  » г. Тюмень продается комната 6м2 - 650 000р

  Художник Николай Крымов (1884-1958). Картины, биография, статьи  
www.krimov.ru, по всем вопросам обращаться - niko {a} krimov.ru

Рейтинг@Mail.ru