Николай Крымов - на главную
   

  Николай Петрович Крымов

1884 - 1958






» Биография Крымова     
» Хроника жизни     
» Лучшие картины    
» Пейзажная живопись    
» Расцвет творчества     
» Голубая Роза     
» Секреты живописи    
» Учитель и ученики    
» Статьи Крымова     
» Высказывания     
» Воспоминания о Крымове    
» Новые воспоминания    
  

Шедевры мастера:


После грозы, 1915


Вечернее солнце, 1921


Летний пейзаж с избами


Утро, 1918

Николай Петрович Крымов. Воспоминания друзей и учеников о художнике

Воспоминания о Николае Крымове:
Н.Моргунова. Учитель и ученики - Ф.С.Богородский. Встречи с Крымовым - 2 - Л.И.Бродская. О моем знакомстве с Н.П.Крымовым - С.П.Викторов. Мои воспоминания о Крымове - 2 - 3 - А.О.Гиневский. Беседы с Крымовым - 2 - 3 - Ф.П.Глебов. Учитель - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - Д.Н.Домогацкий. Воспоминания ученика - 2 - 3 - 4 - К.Г.Дорохов. Памятные встречи - 2 - В.П.Журавлев. О педагогической деятельности Крымова - Н.А.Кастальская. Крымов - 2 - Е.Н.Крымова. Моя жизнь с Н.П.Крымовым - Ю.П.Кугач. Прекрасная пора учебы - 2 - Кукрыниксы. Художник Н.П.Крымов - 2 - 3 - 4 - В.В.Левик. Учусь у Крымова - 2 - 3 - П.Н.Малышев. Крымов-педагог - 2 - 3 - 4 - 5 - Н.Г. Машковцев. Живопись Крымова - А.Л.Лидова. Отец и сын Крымовы - 2 - 3 - Ф.Н.Михальский. В художественном театре - 2 - В.Н.Попова. Крымов-декоратор - Ф.П.Решетников. Дорогие воспоминания - 2 - 3 - 4 - 5 - Н.К.Соломин. Учитель и друг - 2 - Г.О.Рублев. Из записной тетради - А.С.Айзенман. О том, что помнится - 2 - 3 - С.В.Разумовская. Н.П.Крымов - 2 - 3 - 4.

Кукрыниксы. Художник Н.П.Крымов, продолжение

В сумерки все через холодный тон видишь, от этого все теплое в соединении с холодным утемняется, и все холодное кажется светлее».
«Написал я как-то пейзаж с тремя дубами. Принес на выставку. Назвал почему-то „Три богатыря"... Борисов-Мусатов посмотрел. Пейзаж ему не понравился - был плохо написан; говорит:
- Почему же это три богатыря? Ведь тут написаны-то дубы - вот назвал бы лучше просто „Три дуба".
На следующий год опять понес я к нему какой-то пейзаж, тоже неважный. Он опять не принял.
Через год снова пришел. Наконец, принял. И название было простое.
- Ну хорошо, что не назвал «Полтора богатыря». Хороший был художник Борисов-Мусатов, любил я его...»

«На одной выставке я развешивал свои работы. Стоял на лестнице. Мне говорят:
- Слезай, к тебе идет Репин!
- Не слезу, - отвечаю я, - ни за что!
Репин подошел, увидел меня на лестнице и ушел, ничего не сказав, обиделся. И правильно: он - гений - подошел, а я дурак был. Потом всю жизнь жалел, что не познакомился с Репиным. Гениальный художник. За границей его не знают. Сидят так же, как я, на лестнице и не хотят познакомиться с ним».
«Серова хорошо знал. Я же у него учился. Один раз у него на уроке рисунка мерил я углем отношение длины ноги к туловищу, - рассказывает Крымов, жмуря один глаз и вытягивая огромную руку с карандашом. - Подходит ко мне Серов.
- Зачем это вы меряете?
- Валентин Александрович, а вы мне поправьте... - говорю я. Он садится и начинает рисовать. А я стою сзади и вижу, что у него не выходит. Рисовал, рисовал, потом говорит:
- Дайте тряпку!
Смотрю: взял и все стер. Встал и говорит:
- Садитесь, рисуйте...
- Да ведь вы весь мой рисунок стерли! А что же, мерять мне или нет?
- Меряйте... - отвечает Серов, отходя».

«В мастерской Серова пишем натурщицу, блондинку с пепельными волосами. Вся она бледная. И у большинства она получается похоже. Пишут верно - холодный свет на теле, теплые тени, блондинка. Все как в натуре.
Серов тоже работает с нами. Он разговаривать не любил, писал вместе - это и было учение.
Мы попишем, попишем, а потом взглянем на серовский холст. Удивляемся, он ее делает какую-то серенькую, с серебристыми волосами. Что-то не похоже. Даже странно.
Подходим снова к своим холстам - у нас она похожа: и волосы как у нее и цвет тела где холоднее, где теплее, как в натуре.
Наконец перерыв. Натурщица уходит за ширму отдыхать. Мы идем в коридор курить. Удивляемся на Серова.
После перерыва входим в мастерскую. Натурщица еще за ширмой. Серова нет в мастерской. Мы все подходим к его холсту. И вдруг... Что за штука: видим - да она у него совсем живая, именно та самая блондинка с пепельными волосами и вся бледная. Скорей идем к своим работам и видим, что после серовской наши натурщицы все какие-то раскрашенные, неживые, совершенно не похожие на настоящую. Как же так? Оказывается, Серов-то передал все самое тонкое, самое характерное, чем отличалась наша блондинка. А мы копировали ее механически, по мелочам, а целое-то упустили. Ведь находились даже такие „точные", что подходили с палитрой к натурщице и кистью пробовали верность цвета на ее руке.
Серов знал хорошо - что самое верное, что самое нужное в натуре, а мы этого не знали.
Он всех нас обставил».

Будучи современником не только замечательных русских художников, Николай Петрович был знаком и дружил со многими артистами, певцами. Он бывал у Шаляпина, всю жизнь был дружен с И. Москвиным. Друзьями они были большими и верными. Талантливому артисту, веселому Ивану Михайловичу очень нравился наблюдательный, остроумный и тоже веселый Николай Петрович.
Нежно любя искусство Крымова, Москвин часто говорил художнику об этом.
Оба были влюблены в русского человека и русскую природу. Гордились тем, что были москвичами. Еще в 1923 году, во время гастролей Московского Художественного театра в Америке, Москвин писал из Нью-Йорка Крымову:
«Дорогой мой Коля! Не пишу я тебе, а люблю здорово. Не пришибли! Москвичу весь мир - „слону баранка". Слышал о твоих знаменитых работах - Можешь! Целую тебя и твою дорогую Екатерину Николаевну крепко. Твой всегда Ваня».
Эта дружба связывала их до конца жизни. В тяжелые годы войны (1941-1945), когда в квартире Крымова невозможно было жить из-за холода, тяжело болевший тогда художник переехал к Москвину в дом, где и жил до 1945 года.

Умел ценить Николай Петрович и творчество других художников, высказывая свою оценку всегда искренне от души. Он не принадлежал к тем мастерам, которые признают только себя. Часто можно было слышать хорошие отзывы о работах того или иного советского живописца. Всегда с радостью говорил он о настоящих удачах нашего искусства и переживал неудачи. Особенно радовался успехам молодых. С уважением относился к старшему поколению художников.
В день восьмидесятилетия Михаила Васильевича Нестерова Крымов сам написал текст приветствия от имени пейзажистов, в котором, поздравляя юбиляра, говорил: «...считаем Вас исключительным и необыкновенным русским пейзажистом-лириком, замечательным сказителем нашей природы, разгадавшим тайны ее дивных перелесков с дрожащими березками и темными пятнами елочек. Русский дух, скромно-роскошный, наших родных долин и полей Вами запечатлен, как никем. Мы преклоняемся перед Вами за Ваши пейзажи и желаем Вам доброго здоровья, благодарим Вас за Ваши картины, за Вашу нашу природу и чудные произведения Ваших глаз, Вашей души и Ваших рук.

Воспоминания о Николае Крымове, продолжение...


  Художник Николай Крымов (1884-1958). Картины, биография, статьи  
www.krimov.ru, по всем вопросам обращаться - niko {a} krimov.ru

Рейтинг@Mail.ru